понедельник, 14 ноября 2011 г.

Редактура натуры № 1: бюст на вырост

По меньшей мере 3000 челябинок буквально «приняли на грудь», изменив с помощью пластики
её форму


Хрестоматийный Чехов когда-то сформулировал: «всё должно быть прекрасно: и лицо, и…» бюст (классик постеснялся, но мы добавим) в особенности. Но что делать, если он не соответствует так часто предъявляемым нам мужчинами самым «высоким стандартам красоты»? О том, что из себя представляет пластика груди, почему лишний жир — благо, можно ли увеличить наши прелести до желаемого размера вовсе без имплантатов, а также о таком интересном феномене, как «пластический туризм», мы беседуем с профессором, доктором медицинских наук, директором центра пластической и эстетической хирургии «Пластес» Сергеем Васильевым.

— Сергей Александрович, главная тема вашего в прямом смысле слова творчества — пластика человеческого тела, в первую очередь женского. Грудь, как главное продолжение этой женственности, дамы «редактируют» чаще всего?
— Знаете, нет. Чаще всего, как у Гоголя в одноимённой повести, стремятся «переделать» нос. Как и во времена Мэрилин Монро, сегодня это самая популярная процедура. И только во вторую голову идут операции по маммопластике (изменение размера, формы груди. — Прим. ред.). Из порядка 15 тысяч проделанных нами операций примерно четверть пришлось именно на пластику бюста.

— А что женщин не устраивает в своих «выпуклых прелестях» чаще всего?
— Объём. У кого-то он от природы невелик. У некоторых наличествуют дефекты развития — плоскогрудость или же ситуации, когда одна грудь больше другой. Нередко, особенно в последнее время, к нам обращаются женщины после онкологических операций на молочных железах — им также хочется вернуть потерянные ввиду болезни формы. Также из-за возрастных изменений у женщин происходит атрофия тканей молочной железы и соответственно — её уменьшение. Так что на первом месте среди эстетических операций стоит увеличение объёма. Это естественно, что дамы по преимуществу хотят дышать «полной грудью»! Нередко, впрочем, бюст приходится и уменьшать (гигантомастия) — потому, что он очень большой и просто мешает жить.

— То есть корректируют грудь не только молодые барышни, но и дамы в возрасте?
— Именно так. Но чаще всего всё же это относительно молодые пациентки — от 25 до 40 лет. Некоторые, уже родившие, больше не планируют становиться мамой, и, что естественно, хотят сохранить грудь красивой, не провисшей. А вот самой зрелой нашей пациентке было около 60 лет. А вчера, например, мы оперировали девушку 20 лет: одна молочная железа у неё была недоразвитая, а другая большая. И она уже переживала за свою личную жизнь.

— А если в скором времени такая 20-летняя девушка решит забеременеть? Как же ей кормить ребёнка?
— На сегодняшний день риск операций по увеличению груди минимальный. Современные технологии сделали их рядовыми медицинскими процедурами. Установка силиконовых имплантатов не нарушает функцию молочной железы. Исследования учёных многих стран подтвердили отсутствие дополнительных химических примесей в женском молоке после эндопротезирования. Риск онкологических заболеваний имплантаты, вопреки мифологии, тоже не повышают.

— И всё же обратная сторона медали у красивых форм есть: скальпель, некрасивые швы, а ещё долго придётся «заживать»…
— Ну это только если вы сами выберете такой способ. Силиконовые имплантаты на самом деле — всего лишь одна из методик коррекции бюста. Современной альтернативой является липофилинг молочных желёз. Он представляет собой инъекции пациентке собственного жира. Да-да, именно так! Из одного места, прежде считавшегося «проблемным», «мягкой красоты» взяли — и в другое (в данном случае это молочные железы) пересадили. Вместо скальпеля — маленькие укольчики, вместо силикона — собственный «материал». Примечательно, что раньше такие операции делали нечасто, набирая опыт, но сейчас технология уже отработана, и с этой весны подобные операции проводятся у нас очень интенсивно.

— И лишний жир, скажем, из ягодиц или живота таки приживётся в груди?
— Именно так. Главное при этом — чтобы клетки были родными. Доноры в лице подруги, супруга и даже мамы не подойдут! Работаем, что называется, исключительно «на материале заказчика». Единственное— липофилинг молочных желёз несколько растянут во времени и не даёт мгновенный эффект. Если операция по имплантации длится в среднем минут 45, то процедура липофилинга — 2,5 часа. А для того чтобы добиться нужного размера с помощью пересадки жира, потребуется несколько сессий, длина одной составляет порядка 3 месяцев. Нельзя сразу накачать много жира — он попросту не приживётся. Также при использовании этой методики может потребоваться многодневное ношение специального приспособления, позволяющего повысить процент приживления пересаженного жира. То есть процедура может быть утомительной, но зато по прошествии некоторого времени получится естественная — в полном смысле этого слова — желаемого объёма грудь.

— Кстати, о размерах. Какие у женщин, решившихся на пластику груди, предпочтения?
— Лидируют размеры 2,5 – 3. Наверное, потому, что именно такой всегда считался показателем женского здоровья, а значит, привлекательности. Если говорить об имплантатах (а они измеряются в кубических сантиметрах), то средний объём, который чаще всего устанавливают — 250 – 300. Впрочем, был у нас случай, когда пациентка пожелала поставить имплантаты объёмом 600. А где-то в Москве некоторые дамы добавляли себе и целый литр.

— Сергей Александрович, завершая наше интервью, не могу не поинтересоваться: а как же наши западные подруги? Делают себе грудь?
— А это уже к вопросу о ментальности. Быть красивой, ухоженной — национальная особенность, я бы даже сказал, доблесть наших женщин. Увы, пока только уровень материальных возможностей не позволяет прибегать к эстетическим (а порой и восстановительным, как в случае прооперированной на предмет рака груди) хирургическим коррекциям. Поэтому в нашей стране женщине изменить своё тело, а значит, психическое отношение к себе, а в целом жизнь к лучшему мешает только экономический фактор. Тем не менее оперируем мы пять раз в неделю, и только за вчера сделали две маммопластики. Замечу, что у западноевропейских женщин нет стольких амбиций выглядеть красиво, кроме того, потребность в пластике сдерживается множеством религиозных и культурных традиций. А вот где пластика больше всего в почёте — это Бразилия. Она стоит на первом месте в мире по количеству подобных операций. Каждая бразильская женщина с самого юного возраста уже точно знает, что хотя бы одну пластическую коррекцию она в жизни непременно сделает.
Милослава РАССКАЗОВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий