суббота, 6 марта 2010 г.

8 Марта — женский день?

Хочется мне в преддверии 8 Марта подкинуть «ложку дёгтя» в праздничную «бочку мёда». Фамилия, видимо, обязывает. И более-менее трезвый взгляд на наше общество, историю в целом и историю данного «красного дня» в частности. А история у него весьма занятная, и мнения по поводу Международного женского существуют разные, порой даже полярные.

Начнём, как говорили римляне, et ave, от яйца то бишь. День этот — женский, а значит — шерше ля фамм:  приглядимся к личности незабвенной Клары Цеткин. Мы привыкли считать её немкой, а вот диакон Андрей Кураев утверждает (и не без оснований), что была эта революционная дамочка еврейской национальности.
Так вот, говорит Кураев, представьте себя на месте Клары Цеткин. Вам пришла в голову замечательная идея — создать женское революционное движение. И для консолидации и пропаганды нужен символический день, который был бы днём Женщины-Революционерки. Какой дате придать такое значение? Какое событие или личность взять за образец? И фрау Цеткин задаётся вопросом: были ли в истории женщины, которые поднимали народ на борьбу с тиранией и добивались успеха? Немец, француз, англичанин сразу вспомнили бы Жанну д’Арк. Но Цеткин — еврейка. И для неё вполне естественны ассоциации с историей её родного народа. В которой была такая фигура — Эсфирь. Много веков назад она спасла свой народ от тирана, и память об этом сохранилась не только на страницах Библии: Эсфири посвящён ежегодный и самый весёлый праздник еврейского народа — Пурим. Отмечают его как раз в начале весны, правда, дата скользящая. Возможно, в тот год, когда было принято решение начать праздновать Международный женский день, Пурим пришёлся на 8 марта.
Ну а дальше — совсем просто. Менять каждый год дату дня Революционерки было бы и неудобно, да и слишком заметно, что празд­нуется всего лишь Пурим. И потому день Женщины-воительницы было решено отделить от него — зафиксировать 8 марта. Вот такой интересный взгляд на первый весенний праздник. Но он — лишь один из многих.
Нынче весьма популярна версия, что мартовский женский праздник уходит корнями аж в Древний Рим. Мол, в этот день матроны получали от своих мужей подарки, были окружены любовью и вниманием. Рабыням тоже вручались презенты. Увы, данная версия — очередной выкидыш идеологов. А правда вот в чём. Древнеримские Матроналии отмечались — внимание! — 1 марта! Участие в них могли принять лишь матроны — свободнорождённые, почтенные замужние женщины. А вот рабыням там появляться запрещалось под страхом смерти!
Таким образом, возвращаемся к нашему «яйцу», то есть революции. И вспомним, что приход Интернационала к власти в России был связан с переменой календаря. И зададимся вопросом: а когда же праздновался день, ныне называемый «Восьмое марта», в революционных кружках царской России? Оказывается, 8 марта по новому стилю — это 23 февраля по старому. Когда европейские братья по Интернационалу отмечали Восьмое марта, в России было… 23 февраля! Поэтому в предреволюционные годы партийцы и сочувствующие привыкли именно его считать праздничным. Затем календарь переменили, но остался рефлекс — отмечать что-то революционное 23 февраля. И миф был создан: День Красной Армии. Память о первом сражении и первой победе. Но это — миф. 23 февраля 1918 году не было ни Красной Армии, ни её побед. Зато ещё в 1917‑м «Правда» пишет: «Задолго до войны Интернационал назначил 23 февраля днём международного жен­ского праздника».
Вот так. 8 марта — это 23 февраля! И тот и другой можете смело считать женским днём и праздновать. Если оно вам надо…
Наталья ДЕГТЯРЁВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий